«Евровидение» нужно России

Опубликовано: 16 сентября 2018

Тот, кто думает, что это жизнь устроила такую захватывающую процедуру объявления результатов голосования на «Евровидении-2015», наверное, будет разочарован, узнав, что это не так. Дело в том, что организаторы вызывают страны для оглашения оценок таким образом, чтобы по возможности до самого конца было неясно, кто победитель.

На этот раз оно так почти и вышло. Долгое время лидировала россиянка Полина Гагарина и лишь после объявления результатов из Великобритании — 27-й страны из 40 — швед Монс Зелмерлев вырвался вперед, и его уже было не догнать. Захватывающий сюжет удался, но чуть было не отомстил своим авторам.

Закономерная победа Швеции

Вот уже шестая победа Швеции — закономерна. После успеха в 1974 году легендарной АВВА эта скандинавская страна окончательно заразилась хронической лихорадкой «Евровидения». Ежегодный национальный отбор под названием Melodifestivalen — это многоступенчатый кастинг, сравнимый по масштабу и популярности с самим «Евровидением».

Шведские композиторы уже много лет доминируют на конкурсе, продавая свой продукт, в том числе и России. Песня «A Million Voices» для Полины Гагариной была написана в соавторстве со шведами. Подданные этой страны ставят номера таким успешным участникам конкурса, как Азербайджан. Критики «Евровидения» даже говорят в этой связи о его «шведизации». Так же, как в просчитанном до миллиметра номере «Heroes» Монса Зелмерлева, шведы успешно примеряют выведенную ими формулу успеха на исполнителях из других стран.

Секрет ее состоит в том, что вот уже пятый десяток лет Швеция очень серьезно относится к «Евровидению». Не менее серьезно к нему подходит и Россия. Но только Швеция до сих пор не использовала монету «Евровидения» в пропагандистских целях, ни кичилась своими талантливыми композиторами и исполнителями, внушая другим и себе, что они «круче всех».

Травести на защите певицы из гомофобной страны

Для России успешное выступление на «Евровидении» — это вопрос национального престижа и почти государственной важности. Только радетели нравственности в России слишком поздно осознали, что самый крепкий и многочисленный костяк фанатов «Евровидения» — это представители сексуальных меньшинств.

И вот уже патриарх открещивается от конкурса, говоря, что не нужна России победа, а то жди в гости всяких. Но именно Кончита Вурст преподнесла на «Евровидении» урок терпимости и толерантности — того, чему, собственно, должна следовать церковь. Когда Россия по результатам голосования стала лидировать, в венском зале Stadthalle все громче стал слышен свист недовольных. Возможно, тех, кто во время выступления Полины Гагариной высоко держал над головой радужные гей-флаги. А таких в зале было немало.

И во многом благодаря настоятельному призыву Кончиты поддержать Полину аплодисментами, напряжение удалось снять. Признавая достоинства коллеги, победительница прошлого «Евровидения» протянула Гагариной — лояльной представительнице гомофобной страны — руку в прямом и переносном смысле слова. А ранее Кончита вновь повторила на пресс-конференции в Вене, что готова приехать в Россию и хоть неделю общаться с президентом Путиным. Такие, как Кончита Вурст, не боятся вступать в прямую дискуссию со своими оппонентами — в отличие от последних.

Смелая Полина

Нельзя не признать смелость и 28-летней россиянки. На ее родине сейчас нелегко найти состоявшегося артиста, который бы поехал на «Евровидение», помня о том, как освистали сестер Толмачевых в Копенгагене, и об истерике, раздуваемой теми, кто кликушествует: «Россию все равно засудят». Полина очень нервничала. Но она сделала единственно правильное. В финале россиянка спела так, как будто в последний раз в жизни, полностью выложившись на сцене, показав все, на что она способна. А способна она на многое.

В Вене лишь некоторые журналисты усомнились в искренности того, о чем поет Полина — о любви и мире. Однако даже они, оценивая ее выступление, вынуждены были признавать: «К сожалению, клево». К сожалению, потому что политика, проводимая Кремлем, неизбежно сказывается на отношении к официальным посланникам России в Европе.

Не допустить политический аутизм

В Европейском вещательном союзе (EBU) — организаторе конкурса — прекрасно знают об этом. EBU создал для российской делегации в Вене режим наибольшего благоприятствования. Очевидно, что на «Евровидении» ни в коем случае не хотят потерять Россию. А потому идея с захватывающим дух голосованием чуть было рикошетом не ударила по организаторам из-за крепчавшего в зале свиста.

Но «Евровидение» нужно прежде всего России. Конкурс, возникший из идеи музыкального соперничества бывших противников во Второй мировой войне, давно уже стал лакмусовой бумажкой всего того, что происходит в Европе, символом завоеванных прав и свобод — и не только сексуальными меньшинствами.

Участие в одном из полуфиналов финской панк-группы Pertti Kurikan Nimipäivät, музыканты которой имеют различные синдромы Дауна или аутизма, — важный аргумент на пути инклюзии, то есть интеграции людей с трудностями в развитии. А для государства, которое испытывает все больше трудностей в общении с другими странами и все глубже скатывается в самоизоляцию, «Евровидение» это не только шанс не отстать в развитии. Это еще и возможность показать себя с лучшей стороны. Высокое, очень высокое второе место — тому подтверждение. А еще оно говорит о том, что в игре по правилам Европа готова признавать заслуги россиян.

Читайте также: Новости Новороссии.

Читайте также: Сводки событий Новороссии.