«Елена» Звягинцева — неприглядный портрет России

Опубликовано: 13 июня 2018

Богатый мужчина женится во вторым браком на женщине со скромным достатком, причем у обоих уже есть по ребенку от первого брака. Исходя из этого постулата, Андрей Звягинцев рисует леденящий портрет современной России, в которой никто не может вырваться за классовые рамки. Как полагает Тибо Флере, этот интересный, но жесткий фильм все же не дотягивает до уровня «Возвращения», которое стало первым успехом режиссера.

«Возвращение» наделало шума в 2003 году, завоевав массу хвалебных отзывов критиков и «Золотого льва» на Венецианском кинофестивале. Что делать после такого успеха в прессе и чествования в мире искусства? Российский режиссер Андрей Звягинцев, должно быть, не раз задавал себе этот вопрос. В 2008 году он попытался вновь сорвать аплодисменты с помощью «Изгнания», но без особого энтузиазма. «Елена» — его новая заявка на прежний успех.

В этой последней картине зритель сразу же узнает кисть художника с его семейной тематикой, суровой атмосферой и минималистской постановкой. Многие скажут, что фильм не дышит радостью. Тем не менее, даже льющийся с экрана холод не должен отталкивать зрителя, так как картина, бесспорно, обладает настоящей кинематографической самобытностью.

Неравное положение в обществе

Главная героиня картины – жена-домохозяйка при обеспеченном муже, котороая к тому же заботится о семье своего сына. В этом зритель узнает свойственную российскому искусству перспективу, которая представляет взаимодействие буржуазных и пролетарских кругов. Сильнейшая сторона картины как раз и заключается в отношениях между двумя этими слоями общества.

Как бы то ни было, российское кино изменилось, как и сама страна, в связи с чем марксистское прочтение кажется устаревшим. В своей постановке режиссер ставит их в равные условия. Все кадры выверены и точны, движение камеры практически не ощущается. Задача предельно ясна: все персонажи, независимо от того, кто они и что из себя представляют, оказываются заперты в рамки своего социального положения.

У буржуа все слишком геометрически выверено, а у пролетариев слишком много неровностей, чтобы персонажи могли выбраться за пределы существующих рамок. Для работы над фильмом Андрей Звягинцев также пригласил американца Филиппа Гласса (Philip Glass). Современная и монотонная музыка этого композитора позволяет еще больше усилить вызываемое картиной чувство клаустрофобии. Все эти качества «Елены» производят мощное впечатление.

Неторопливый ритм

В то же время фильм может утомить своей торжественностью и помпезностью. Кроме того, некоторым зрителям может не понравиться чрезмерная затянутость сцен, усыпляюще медленный ритм и неторопливо наступающая развязка. Все это формирует образ режиссера, который ведет съемку, полностью отдаваясь художественному порыву. Андрей Звягинцев знает, что делает искусство. Но, может быть, с искусством в картине возник небольшой перебор.

Елена совершает непоправимое. В стремлении любой ценой помочь семье героиня предает чужое доверие. Тем не менее, оценив ситуацию, зритель все же поддерживает эту женщину, от которой требуют слишком многого. Елена оказывается перед неразрешимой дилеммой, когда ей нужно сделать выбор между двумя важнейшими в ее жизни людьми. За поступком Елены и реминисценциями скрывается очень смелая мысль режиссера: рабочий класс ничего не делает для того, чтобы вырваться из сложившихся условий, отказался от логики борьбы и всяческого развития.

Он погряз в мизерабилизме и жалости к самому себе и не делает ничего, чтобы выйти из ситуации. Хуже того, ему не стыдно выпрашивать подачки самым циничным и неискренним образом. Все это так непохоже на образ достойного, сильного и активного пролетариата, который так любил Эйзенштейн. Зритель должен был бы ощутить эмоциональные сопереживания, потому что он естественным образом испытывает стремление защитить «слабых», встать на сторону персонажей, которых хотел бы полюбить. В нашем случае этого не происходит, настолько отталкивающей выглядит низость этих людей. Таким образом, «Елена» может нарушить душевное спокойствие зрителя, который не привык к подобному недоброжелательному обращению.

Посредственность на всех слоях общества

К счастью, Андрей Звягинцев не поддается соблазну провокации, потому что все оказываются на одной ступени человеческой посредственности. Ведь высший класс в итоге ничуть не лучше. Хотя зритель мог бы взять под крыло этого пожилого персонажа, который постоянно подвергается эмоциональному рэкету, он сам проявляет более чем сомнительные качества. Хотя, разумеется, его отказ любой ценой помочь другим вполне можно понять, если подумать о поведении просителей.

Тем не менее, то, что остается за полем зрения, вызывает немало вопросов и в частности ставит под сомнение его способность сопереживать. Мы ничего не знаем о том, как он заработал свое состояние. Режиссер представляет его разнузданным и уверенным в собственной власти олигархом. Что особенно важно, так как на этих людей нередко возлагают ответственность за кризис в новой России. Как может подтвердить его дочь, бизнесмен думает только о деньгах и забывает обо всем человеческом. Доминирующий класс отказывается следовать коллективной логике и работает на свой личный комфорт в ущерб всей остальной стране.

Таким образом, режиссер предвосхищает все наши попытки с ходу оценить персонажей, придает их характерам неоднозначность и рушит сформировавшиеся клише. С помощью этих непростых отношений фильм рассказывает о противоборстве классов, которые больше не существуют, но некогда принесли славу русской утопии. Более того, за всей этой ситуацией скрывается целая нация, которая ищет новое самосознание на алтаре современности.

Читайте также: Новости Новороссии.

Читайте также: Сводки событий Новороссии.