Казус Совета по правам человека

Опубликовано: 24 июня 2020

Вокруг президентского Совета по правам человека (СПЧ) творится ажиотаж и не прекращаются скандалы. Из него уже вышло 13 человек, потому что не хотят работать с Путиным, не видят больше практического смысла в этой деятельности, а видят в Совете лишь ширму, и не хотят этой ширмой быть.

Теперь туда намереваются войти националисты. В частности, об этом заявил лидер движения «Русские» Дмитрий Демушкин. До сих пор мало кому понятна и многих тревожит процедура интернет-голосования по кандидатурам новых членов Совета. Хотя глава СПЧ Михаил Федотов уже неоднократно объяснял, что рекомендовать номинантов президенту будет все-таки он и что главным критерием отбора станет наличие у кандидата позитивного опыта в сфере защиты прав человека.

Вообще Михаил Федотов и активный член СПЧ Даниил Дондурей (практически одними и теми же словами, даже с одной и той же пафосной интонацией) всячески призывают всех порядочных людей остаться в нем и работать. Они перечисляют, чего конкретно уже добился Совет. Более того, Дондурей даже не исключает, что вся шумиха вокруг Совета призвана расформировать его в нынешнем составе и набрать принципиально иной. А этого как раз и нельзя допустить. Члены Совета считают, что с любым процентом кпд их деятельность все равно лучше, чем ничто. С властью, считают они, надо работать, вести диалог до последнего, рассчитывая даже на чудо.

Другие, ушедшие и не вошедшие, говорят, что толку от этого Совета никакого, а урон репутации огромен. Поэтому приличные люди должны изолировать себя от этой власть.

Кто прав? Что лучше: терпеливый, хотя порой и унизительный по форме и результатам диалог с властью или бескомпромиссное, принципиальное дистанцирование от нее?

В свое время всем тем, кто говорил, что вступает в КПСС, чтобы сделать партию хоть чуточку лучше и чище изнутри, я не верил ни на йоту. Главным мотивом для подавляющего большинства из них было все же личное благополучие и конформизм. Почему-то я так считаю и сейчас. Хотя и не отрицаю, что Совету может быть удастся что-то сделать. И возможно, лучше быть фиговым листком на срамном месте, чем банным.

Вообще все это отдаленно напоминает мне спор Ленина с легальными марксистами после разгрома русской революции 1905-1907 годов: сотрудничать с властью, использовать легальную платформу для отстаивания своих взглядов или игнорировать власть, не питать иллюзий и не помогать ей выглядеть лучше, чем она есть на самом деле.

Вспоминается и знаменитый «казус Мильерана» во Франции, когда социалист впервые вошел в буржуазное правительство. Тогда в качестве министра торговли. А десять лет спустя стал уже военным министром, проявив себя откровенным реакционером.

Так что в истории все эти «казусы» неоднократно были, и всегда были сторонники и противники условно «соглашателей» и «чистоплюев». Я уж не говорю о коллаборационистах.

Кстати, что интересно, мы чаще вспоминаем не тех, кто бескомпромиссно боролся, к примеру, с режимом, страдал, обрекал себя на лишения, а порой и на гибель, а тех, кто оставался в обойме, но пытался сохранять достоинство и благородство, совершая по мере сил порядочные поступки. Мы говорим и пишем с восторгом об Эренбурге и его письме Сталину в 1953 году, вспоминаем мужество Каверина, «заболевшего» во время обсуждения-осуждения Пастернака, вспоминаем добрые, единичные дела тех, кто «другой рукой» всячески укреплял режим. Справедливо ли это?.. Не знаю. Не могу сказать, что я имею принципиальную позицию в этом вопросе. Многое зависит от обстоятельств и чистоты мотивов.

Ну а пока… Сбор заявок на участие в общественных интернет-консультациях по новым кандидатам в состав СПЧ стартовал 15 июля на официальном сайте Совета. По плану он будет осуществляться по 15 августа, а сами консультации начнутся 1 сентября. Так что по осени и «посчитаем» качество нового Совета по правам человека при новом-старом президенте России.

Читайте также: Новости Новороссии.

Читайте также: Сводки событий Новороссии.