«Frankfurter Allgemeine Zeitung»: русские и другие

Опубликовано: 28 августа 2019

Эту женщину избивали и насиловали в течение нескольких часов. Она — русская, а преступник был азиатской внешности. В небольшом поселке Победа, расположенном на северо-западе России, из-за этого преступления началось своего рода народное восстание: несколько сотен местных жителей собрались вместе после того, как стало известно об изнасиловании, и устроили охоту на всех, кто выглядел «как азиат». Затем они перекрыли дорогу, чтобы заставить власти и полицию принять необходимые меры.

В поселке Победа уже давно проживают несколько сотен «азиатов», преимущественно узбеки. По имеющимся данным, они поселились недалеко от финско-российской границы и живут в нечеловеческих условиях – в гаражах и в лесных хижинах. Большинство из них нелегально перебрались в Россию из Центральной Азии, спасаясь от бедности у себя на родине. Но и легальным мигрантам живется не намного лучше, чем нелегальным: в Победе рабочие из Центральной Азии получали по договору нищенскую зарплату – максимально 3000 рублей (77 евро). Они трудятся на расположенной там птицефабрике, так как местные жители отказываются работать за такие деньги. Русские в Победе не хотят мириться с тем, что приезжие из-за своего бедственного положения вынуждены принимать грабительское предложение руководства фабрики. Изнасилование русской женщины послужило всего лишь предлогом для того, чтобы подспудно тлевший конфликт превратился в открытый протест.

События в поселке Победа напоминают то, что шесть лет назад произошло в небольшом городе Кондопога, также расположенном на северо-западе России. Там во время возникшей в кафе драки между русскими и выходцами с Кавказа были убиты двое русских. После этого возникли массовые волнения, с которыми с трудом смогли справиться правоохранительные органы. «Кондопога» — это слово в России долго было синонимом растущей опасности возникновения насильственных столкновений на этнической почве. Массовые драки русских с мигрантами не прекращаются.

Причина конфликта в Кондопоге состояла в том, что кавказцы якобы хотели установить свой контроль над рынками и кафе в городе. Однако за этим скрывались не только социальные, но и культурные конфликты. И в Победе нужда и социально обусловленная ненависть по отношению к дешевой рабочей силе из Центральной Азии не были единственными факторами, вызвавшими вспышку насилия. Социологи, вероятно, стали бы говорить о том, что в Победе проявился страх, связанный с проникновением чуждых культурных и религиозных элементов, и в результате ситуация могла вылиться в массовый суд Линча, если бы полиция в конечном итоге не вмешалась и не арестовала несколько десятков нелегальных мигрантов. Местные жители нашли очень простые слова для выражения своего растущего возмущения. «Приезжие хотели навязать нам свой привезенный ими из Центральной Азии порядок», — сказал в интервью российскому журналисту один из жителей Победы. По его словам, количество мусульманских мигрантов увеличивается, и они становится все наглее. Они ведут себя в отношении русских «вызывающе и агрессивно», а также пристают к русским женщинам.

Такого рода события постоянно происходят и в других регионах России, так как женщины, «одевающиеся не по мусульманским правилам», считаются для большинства необразованных мусульманских мигрантов из сельских районов Центральной Азии своего рода доступной сексуальной добычей. Местные жители Победы также считают изнасилование русской женщины мусульманином из Центральной Азии – это уже второй случай за последнее время – следствием столкновения различных образов жизни и ценностных представлений. Губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко пообещал оказать помощь по крайней мере в одном вопросе. Он намерен дать указание прочесать леса в поисках нелегальных мигрантов. Дрозденко, находившийся в тот момент в Москве, потребовал, чтобы города и районы области получили возможность создать миграционную полицию, которая бы подчинялась местному «шерифу».

В Краснодаре на юге России губернатору края Александру Ткачеву в начале августа пришла на ум другая идея относительно того, как можно было бы пресечь «нелегальную миграцию». Он намерен предоставить казакам право препятствовать нелегальному захвату земель выходцами из соседних северокавказских республик Российской Федерации. Пока еще Ставропольский край, по его словам, представляет собой буферную зону между Северным Кавказом и Краснодарским краем. Но в Ставрополье кавказцы нелегальным образом продолжают захватывать земли, и поэтому русские чувствуют себя на своей родине некомфортно. После столкновений между русскими и чеченцами там уже два года назад на дежурство стали выходить патрули, состоящие из представителей казачества и полиции.

«Следующие — мы с вами, если мы будем сидеть, сложа руки», — цитирует российская пресса слова Ткачева. Поэтому, по мнению губернатора, и в Краснодарском крае казачьи патрули должны поддерживать полицию и ее сопровождать, но без оружия, однако «казаки не так ограничены законодательными предписаниями и стандартами в области прав человека, как полиция». Московские либералы уже увидели в своем воображении, как казачьи подразделения верхом на лошадях, с саблями (или с винтовками) и кнутами, преследуют российских граждан с Северного Кавказа. В любом случае на Ткачева после этого обрушился град протестов, и его обвинили в том, что он хочет отвлечь внимание общественности от провалов в своей работе во время недавней катастрофы, вызванной наводнением. Высказывания губернатора края, как считают его критики, направлены на разжигание ненависти между различными этносами в российском многонациональном государстве, и за это нужно наказывать. Эти дебаты обострились в среду, когда стало известно о том, что пьяные кавказцы в воскресенье напали на русских в пригороде Краснодара. Злоумышленники (вероятно, чеченцы) сильно избили своих жертв. А перед уходом нападавшие пригрозили перерезать всех в этом поселке.

В Победе, на северо-западе России, несколько дней назад произошел конфликт с выходцами из Центральной Азии, которых местные корыстные работодатели использовали в своих целях, прибегая таким образом к социальному демпингу. На юге России речь идет о захвате земель и о миграции, то есть в внутреннем переселении выходцев с Северного Кавказа из одного региона Российской Федерации в другой. В случае обострения ситуации обсуждается вопрос о введении виз, а также об ужесточении правил регистрации. Общим знаменателем в данном случае является растущая отчужденность различных культур в российском многонациональном государстве, которая в любой момент может превратиться в непримиримость и ненависть в отношениях между мусульманами и православными христианами. Против этого руководство в Москве пока еще не нашло никаких средств.

Читайте также: Новости Новороссии.

Читайте также: Сводки событий Новороссии.