Православных дружин еще нет, но дело их живет

Опубликовано: 17 июня 2020

Избиение болельщиков дагестанского футбольного клуба «Анжи» можно считать первым их подвигом, совершенным, правда, еще без соответствующих повязок на рукавах. Но повязки, как известно, дело наживное.

Настоящему дружиннику нужны даже не повязка, речевка и умение вскидывать руку в истинно славянском приветствии. Ему нужна искренняя убежденность, что он умнее и достойнее всех, отличных от него по крови и вере. И уверенность, что за унижение, избиение и даже убийство этих людей ему ничего не будет. Так, с малого, и начинается фашизм.

Можно, конечно, считать, что тревога по поводу случившегося преувеличена. Подумаешь, какая-то там драка подростков после футбола — мало ли идиотов, такие драки происходят в любой стране, и почему Россия должна быть исключением? Но Россия уже исключение. В любой другой стране драки происходят между болельщиками противоборствующих футбольных клубов. В Москве же фанаты столичных клубов напали на дагестанских болельщиков после того, как их команда играла с голландцами. И на стадион «Локомотив» московские фанаты пришли специально для того, чтобы болеть против команды своей собственной страны, игравшей с иностранцами. Вы знаете много таких стран? Да, в истории человечества бывало и не такое — но только государства, жители которых болели против своих, считая их чужаками, рано или поздно исчезали с политической карты.

Это и есть самая большая проблема России, не имеющая никакого отношения к футболу: продолжение ее имперского существования даже не в реальности, а в сознании ее жителей. Если Россия на самом деле единая страна, то никому в голову не может прийти создавать в ней православные дружины или болеть против дагестанской футбольной команды — я уж не говорю о том, чтобы бить ее болельщиков. Если Россия на самом деле единая страна, то ее власти должны реагировать на подобные приступы ненависти жестко и молниеносно, чтобы ни у кого не оставалось сомнений в наказуемости покушения на межнациональный мир — или по крайней мере то, что от него осталось. Если Россия на самом деле единая страна, то в ней не может не быть смешения населения: русские могут жить на Кавказе, кавказцы — в Москве. И никто не смеет даже задумываться о том, дома ли в Москве уроженец Грозного или Махачкалы. Конечно, дома. Это его столица. Столица, которая обязана уважать его обычаи, а не навязывать ему свои — потому что именно на уважении обычаев всех граждан строятся единые государства.

На самом же деле ничего подобного, конечно, не происходит. Российская власть — резервуар средневековой косности и рассадник межнациональной напряженности, она полна вороватых безумцев, которые вполне серьезно будут рассказывать вам, что Россия — православная славянская страна, а все остальные ее граждане должны жить с пониманием этого непреложного факта. Русских в национальных республиках Северного Кавказа все меньше — и будет еще меньше, потому что отношения центра и колонии подразумевают засилье местных князьков с их племенными представлениями о жизни и власти. Это в Грузии, ненавистной Кремлю Грузии, вырвавшейся из империи 21 год назад, русский может быть министром обороны. А вот про то, что происходило вокруг русских премьер-министров Чечни, покуда их не извели как класс, можно написать шекспировскую драму.

Но на Северном Кавказе становится меньше не только русских, но и представителей коренных народов — потому что эти колонии, называемые российскими республиками только из вежливости, не дают своим гражданам возможности не то что развиваться, а просто выживать. И граждане переезжают — понятно, что прежде всего в Москву, единственный город страны, в котором федеральная коррупция достигла размеров, позволяющих барам щедро делиться с холопами.

И вот тут возникает новая проблема: этих экономических переселенцев в собственной стране считают чужаками и дикарями. Кто-то бьет, кто-то захлопывает двери, кто-то рассказывает страшные истории о кавказских соседях. Город бездельников и рантье, живущий на крохи с коррупционного пирога, Москва отчаянно не хочет быть новым Вавилоном, большая часть ее жителей продолжает сохранять менталитет обитателей подмосковных сел и рабочих поселков, присоединенных к большому городу, но сохранивших средневековые нравы. И власть делает все, чтобы эти люди, кошмар ее окраин, так и оставались в этом средневековье — потому что боится их развития больше, чем краха страны. А возможно, власть просто не понимает, что своим покровительственным отношением к шовинизму она поджигает фитиль бомбы, которая рано или поздно взорвется под ее же троном — но разнесет в клочья не только этот трон, но и саму Россию.

Читайте также: Новости Новороссии.

Читайте также: Сводки событий Новороссии.