Как русские люди отмечали американский День Благодарения

Опубликовано: 19 сентября 2018

Проведя восемьдесят четыре дня в одном и том же городе, чего со мной не случалось последние года три, я решил наконец вырваться из Манхэттена и поехать проведать старую подругу в Вашингтоне. Повод нашелся подходящий — в США праздновали День Благодарения и нам, студентам, дали два дня выходных. Поэтому рано утром в четверг я сел на автобус в Чайнатауне в Нью-Йорке, а спустя четыре часа меня уже в Чайнатауне в Вашингтоне забирала моя подруга Веста.

Немного о подруге: мы познакомились на конференции в Москве полтора года назад. Мы представляли русскоязычные молодежные организации за пределами России. Веста приехала в Америку вместе с мужем из Ташкента в 2008 году без английского языка. За четыре года она стала перспективным специалистом в своей медицинской сфере, но уже без мужа. Довольно частый результат эмигрантских браков в полной финансовых и социальных неурядиц Америке.

Узнав, что я еду в Вашингтон, Веста очень любезно решила помочь мне с ночлегом. И помогла очень по-русски: не имея возможности поселить у себя, она поселила меня к другу своей подруги, который, как и я, только недавно приехал в США. Так что в дальнейшем я проводил много времени у друзей подруги моей подруги.

Я не буду рассказывать о своих прогулках по пустующему (День Благодарения — семейный праздник, и хоть семья в Америке давно не является твердым институтом, традиции этот народ продолжает чтить) Вашингтону; скажу только, что я мало где в мире видел такую красивую осень: бродить по покрытому желто-красными листьями берегу Потомака и наслаждаться тем, как солнце медленно падает в эту великую американскую реку, постепенно бросая густые тени на монументы Джефферсона, Линкольна и Франклина Рузвельта — незабываемый опыт.

После самостоятельной обзорной прогулки по центру, я сел на метро и поехал к своим новым знакомым (не буду в очередной раз прописывать всю линию знакомства) в предместье Вашингтона. Со станции меня подобрали два молодых подтянутых парня Вася и Алмаз, и мы вместе поехали к Васе домой. Как только влез машину, я почуял, что я снова на Родине: не пристегивая ремни и не соблюдая скоростные ограничения, на подержанной легковушке с ручной коробкой передач мы с ветерком доехали до дома Васи.

А дома меня ждала дружная компания советских людей, жизни которых в каком-то роде обобщают историю русской Америки.

Куба, программист приехал в Америку десять лет назад и за все это время так ни разу и не возвращался в родной Бишкек. Пишет коды для одной компании в Вирджинии. Если вообще смотреть на происхождение американских программистов, то иногда эту страну хочется ласково и по-русски назвать Айфонией.

Марина, охотница за документами: моя землячка, уехавшая всего пару лет назад по студенческой визе и теперь встречающаяся со скучноватым американским парнем.

Вася и Наташа: молодая пара из Сибири, приехали, потому что дома им было нечего делать и нечего терять. Вадим помогал в местном университете, потому что руководство университета помогало ему оформить грин-карту. В свободное же время он работал массажистом и мечтал открыть свой собственный салон, как только получит грин-карту. Наташа работала официанткой в местном арабском ресторане. Ребята познакомились еще в университете и вместе поехали в Америку, как тут говорят, «в погоне за счастьем».

Жека — русский (теперь уже американский) предприниматель, инвестирующий в недвижимость в России и Америке, уехавший в начале девяностых из родного Владивостока в ту самую американскую терру инкогнита, о которой до этого только слышал и читал. Выучил английский на месте, взял в кредит квартиру и сделал арбитраж на ипотечном буме. Стал гражданином США и решил путешествовать по России и США, продолжая вкладывать деньги в жилье и землю.

И вот такой вот пестрой компанией мы сидели за праздничным столом: каждый реализовал или пытался реализовать в Америке часть своей жизненной мечты. Мои новые друзья теперь в первый раз отмечали День Благодарения, делясь своими впечатлениями о былом и настоящем. Айгуль из Астаны дивилась, как в Москве у нее были проблемы от учебы до личной жизни из-за того, что она не русская. Вася сетовал на то, что в родном Алтайском крае у ребят из деревни почти не было возможности попасть в нормальный университет, потому что все «по блату». А Жека сравнивал российских и американских бизнесменов, справедливо замечая, что, в основном, чем больше у американца денег, тем меньше «понтов», хотя теперь и в России появляется прослойка людей, которые понимают, что есть предел количеству денег, которое можно потратить, что есть и другие, непродаваемые, ценности.

И тем не менее, несмотря на то, что у большинство находящихся планировало связать свое будущее в Америке и уже сейчас воплощали в жизнь то, что не могли воплотить жизнь на Родине — мы все сидели за по-русски накрытым столом, говорили на русском языке и слушали близкие сердцу родные песни за задушевными разговорами. На новом месте эти ребята помогали друг другу с работой, вместе делились опытом и поддерживали родную культуру в своем образе жизни. И вот сейчас они принимали у себя дома в этот американский праздник меня, незнакомого гостя просто потому что им сказали, что я тут в первый раз, а «своих на войне не бросают».

Я во многом не соглашался с моими новыми друзьями относительно преимуществ американской экономики или социального строя, по поводу перспектив американской мечты и прочих вещей, однако, я все равно чувствовал взаимную солидарность.

Казалось, что только тут в новой стране, мы, люди различной этнической и религиозной принадлежности, с разным образованием и прошлым, поняли, насколько мы близки. Может быть, эти ребята никогда не вернутся на Родину, но было ощущение, что, осознав ее сквозь призму Америки, они смогут сделать наконец из русскоязычной общины, находящейся последние лет пятьдесят на периферии местной культурной жизни, сильное представительство.

Почему? Может быть, потому что в чужой земле, сохранив при этом лучшее от родной культуры, они смогли в самих себе сумели подавить те самые качества родного менталитета, которые так усложняли отношения русскоязычных людей как дома, так и в эмиграции: отстраненность от братьев по беде и происхождению, безродную ассимиляцию и гонор, основанный на социальных и этнических различиях.

Я решил сказать тост и, поблагодарив за гостеприимство, предложил поднять бокалы за родную культуру, подарившую нам свою загадочную и идентичность в многонациональной Америке, за то, чтобы мы богатства этой культуры осознавали, поддерживали и распространяли. Ответом мне было продолжительное и удалое «Ура!»

Читайте также: Новости Новороссии.

Читайте также: Сводки событий Новороссии.