Мобилизация конца света

Опубликовано: 30 октября 2020

Историк Станислав Хатунцев — о знаковом заявлении иранского духовного лидера.

Разговоры о конце света начались еще до того, как появились «эсхатологические» религии — религии, учение которых такой финал предусматривает. Это прежде всего конфессии, тесно связанные с ветхозаветным иудаизмом: христианство, ислам.

Мусульманская эсхатология завязана на фигуру Махди (Спасителя). Махди — Мессия в его шиитской версии, является провозвестником близкого конца света. С точки зрения религиоведения, Махди — близкий родственник, если не преемник, Саошьянта — Спасителя, согласно зороастрийской доктрине. А зороастризм в доисламскую эпоху был официальной религией Персидской державы.

Для основной массы шиитов — так называемых двунадесятников, составляющих большинство населения Исламской Республики Иран, Махди — это 12-й, или скрытый, имам. Они считают, что в конце времен, в час, назначенный самим Богом, пребывающий в сокрытии Махди придет на землю, чтобы руководить правоверными и установить царство всеобщего счастья. Перед этим мир будет ввергнут в войны, голод, безбожие и грехи. «Предтеча» Махди разобьет армии неверных и таким образом подготовит почву для пришествия 12-го имама.

Если шахский режим — светский, ориентированный на западный мир, его ценности — внимания культу Махди, понятно, не уделял, то после исламской революции ситуация решительно изменилась. Активным его приверженцем считается Махмуд Ахмадинежад. Так, люди из окружения иранского президента выпустили «документальный» фильм «Близится пришествие».

Однако срок властных полномочий Ахмади в следующем году истекает, президентский дворец займет совсем другой человек, а вот рахбар — верховный лидер Ирана, аятолла Али Хаменеи, свой пост не покинет. Он же, как правоверный шиит-«двунадесятник», «махдизм» и исповедует, и поддерживает. В частности, благодаря А. Хаменеи в Иране открыто несколько центров по изучению и сбору информации о пришествии Махди, на эту тему в стране проводятся ежегодные конференции. Но до настоящего времени культ Махди все же не педалировался. Американское консервативное интернет-издание WND отмечает, что до сих пор иранская пресса высказывания рахбара на данную тему приводила исключительно редко.

Но 11 июля иранское государственное телевидение передало послание духовного лидера Ирана, касающееся Махди.

В нем, по сообщению агентства «Интерфакс», аятолла Хаменеи впервые призвал свой народ готовиться к войне и к концу света.

Согласно информации израильского агентства «Курсор», слова рахбара звучали так: «Мы обязаны подготовиться к пришествию. Раз уж мы считаем себя солдатами 12-го имама, то должны быть готовы сражаться… Под руководством Господа и с его невидимой помощью мы вернем гордость исламской цивилизации. Это — наша судьба. Молодежь, все правоверные должны приготовиться к выполнению этой великой миссии». Суть послания Хаменеи такова: приближается Судный день, и все должны быть готовы к приходу Махди, скрытого, 12-го имама, и последней войне в истории.

При этом, по его мнению, никаких вопросов о наступлении конца света — в том виде, в котором он существует сейчас, — быть не может. «Придет время, когда все угнетатели мира будут уничтожены и человечество вступит в просвещенную эру имама Махди», — закончил выступление иранский аятолла.

Заявление, что и говорить, знаковое, хотя оно вполне органично как с точки зрения идеологии революционного Ирана, так и с точки зрения преобладающей в этой стране конфессии. При всей хромоногости аналогий, звучит оно примерно так, как в свое время мог бы прозвучать призыв генсека КПСС к населению СССР готовиться к приходу мирового коммунизма, предполагаемого идеологией этой партии в качестве счастливого финала истории.

Но можно ли расценить слова аятоллы Хаменеи как завуалированный призыв к развязыванию войны с Западом, в частности — с союзником США Израилем? Думаю, что нет. Пока Ираном правят прагматики — а к их числу относятся все значимые фигуры большой политики, в том числе сам и рахбар, и Ахмадинежад, — он по собственной инициативе войны не начнет. «Вменяемой и рациональной» иранскую верхушку считают не только ее союзники, но и оппоненты — бывший начальник «Моссада» Меир Даган и множество других компетентных политиков и специалистов с мировым именем.

На мой взгляд, Иран может решиться на войну, только если его загонят в угол — не позволят продавать свою нефть даже тем, кто ее сейчас еще покупает. Это произойдет в том случае, если по выходе из Ормузского пролива иранские танкеры будут задерживать коллективные военно-морские силы Запада и нефтеэкспорт страны практически упадет к нулю. Тогда Ирану терять будет нечего, поскольку всё равно погибать, и он может решиться на атаку. Но пока до интернирования иранских танкеров еще далеко.

И все-таки, похоже, что военный сценарий по отношению к Тегерану, как в свое время план «Барбаросса» в приложении к СССР, становится всё ближе к осуществлению. Другое дело, что его реализация, несмотря на все перипетии переговоров по ядерной программе «страны аятолл», вряд ли возможна до окончания выборов нового (или скорее старого) президента США в ноябре сего года. А еще более вероятный дедлайн — президентские выборы уже в Исламской Республике, то есть по окончании лета 2013 года, когда определится курс нового правительства в Тегеране.

Читайте также: Новости Новороссии.

Читайте также: Сводки событий Новороссии.