Страницы истории: ветер перемен дует в наши паруса

Опубликовано: 9 февраля 2020

Прошлое описание событий нашей суперновейшей истории мы остановили на этапе формирования политической верхушки — когда после 4 декабря 2011-го года, а в еще большей степени после 4 марта 2012 года, Россия получила новый парламент (лучше прежнего!) и нового (хорошо забытого старого) президента.

Данный этап, как известно, предваряла негласная договоренность власти и общества, которой (пользуясь смысловым аппаратом популярной дискуссии об «общественном договоре») вполне можно было бы присвоить имя «Общественный договор-2» или «3». Суть его заключалась в том, что верховная власть в лице, по крайней мере, одного из членов правящего тандема обязывалась вернуть стране выборы губернаторов, ранее им же, тандемом, отмененные до скончания века, провести масштабную политическую реформу (позиции которой перечислялись) и сформировать такую странную штуку, ныне почти забытую, как «Большое правительство». В виде то ли общественной дискуссионной суперплощадки вокруг потенциального председателя правительства, то ли гигантского почтового ящика, куда каждый желающий мог бы складывать свои проекты обустройства России. Одно время на департамент культуры в этом Большом правительстве планировался Марат Гельман, а получился… Владимир Мединский.

И все это счастье партнерства обещалось в обмен на более-менее лояльное участие «рассерженных избирателей» в предстоящих голосованиях, которое, однако, в полной мере по ожидаемой схеме не состоялось. Не только по причине, что не было такой коллективной руки, которая смогла бы пожать в ответ протянутую руку тандема – на самом деле, предложение «демократизация в обмен на поддержку» было вполне разумным. Но также и потому, что тандем свои обязательства выполнять не собирался, и все это видели: ни один губернатор так и не был избран (их по-скорому переназначили), ни одна из негласно запрещенных партий не была допущена к политическому процессу, и Ходорковский не был освобожден из заключения…

(Постскриптумом надо заметить, что на взгляд лоялистов, подкрепленный выкладками многих бюджетных социологов из таинственно финансируемой партии «Единая Россия» и аффилированной с ней юридически неопределенной структуры Народного фронта, подобная интерпретация политических событий 4 декабря — 4 марта является не более чем бредом воспаленного воображения. Выборы, – говорят лоялисты, состоялись. Они явили зримую победу Путина-Медведева. И были признаны самыми демократическими и прозрачными выборами в мире)

Важно другое. После исследования проблемы в российских судах, после публикации всех видеоматериалов с избирательных участков, подготовленных активистами движения «Белой ленты» и после прослушивания всех свидетельских рассказов очевидцев, некоторых из которых даже и оштрафовали за такие рассуждения, оснований полагать, что «государство» проиграло бы эти выборы «обществу», веди оно их относительно честно, действительно не осталось. Однако, тем не менее, остались вышеупомянутые признаки «верховной санкции на обман избирателей», которые, по мнению «рассерженных горожан», заранее сводили к нулю легитимность еще не начавших работу новых органов государственного управления, несмотря даже на то, что эти органы были как бы избраны большинством. Отчего буквально с первых же минут своего функционирования те были поставлены в крайне неудобное положение перед лицом надвигающегося экономического кризиса. А тот и не заставил ждать.

В течение первого же месяца после начала работы правительства и парламента, национальная валюта потеряла в своем весе на треть. Имело место расстройство зарубежных инвесторов – они были взволнованы тем обстоятельством, что новоизбранный президент демонстративно отказался от встречи с восьмеркой. Отток капитала из России в два раза превысил тот же самый показатель по сравнению с тем же периодом предыдущего года.

9 мая 2012, совершая демонстрационный полет в рамках подготовки подписания грандиозной сделки с зарубежными клиентами России, разбился «Сухой Суперджет 100», похоронив амбициозную программу выведения России в лидеры авиастроения в данном классе пассажирских самолетов. Дело в том, что сторона подписания договора как раз и находилась на этом разбившемся самолете, что создало негативный психологический фон вокруг, по некоторым данным, великолепного и многообещающего проекта, наслоившийся на негативный фон от космических неудач России.

А кроме того, экономика России приближалась к дню Х (1 июля 2012 г.) – ожидаемому плановому повышению тарифов естественных монополий, ранее искусственно замороженных «партией стабилизации» во имя предвыборной демонстрации вышеозначенной «стабилизации».

При этом депутатов Думы шестого созыва, избранных по схеме «демократизация в обмен на лояльность», не отличало ясное понимание ситуации, в которой находилась страна. Они не знали, ни «по ком звонит колокол», ни «сколько веревочке не виться». С первых дней законодательной сессии они попытались встретить кризис повышением акцизов на алкогольную и табачную продукцию (так поступил царь в семнадцатом году перед февральской революцией и Горбачев накануне распада СССР), дебатами об увеличении налогов на землю, а так же принятием антимитингового законодательства… Которое в данных обстоятельствах можно сравнить с разжиганием жаркого огня под кастрюлей с туго завернутой крышкой.

В свою очередь общество бурно отреагировало очередными «вотумами недоверия» режиму 6 мая, 13 мая («прогулка писателей») и 12 июня 2012 года, поместив их в один в один ряд с предыдущими выражениями недоверия существующей политической системе — 10 декабря, 24 декабря 2011 года, 4 февраля и 5 марта 2011 года. Во всех этих случаях на улицы Москвы выходил многотысячный авангард политического класса России, по сути являвшийся единственным реальным субъектом уличной политики, в отличие от фальсифицированной клаки «партии власти».

Любопытно, что 4 февраля (согласовано с властями), 13 мая (не согласовано с властями) и 12 июня (снова согласовано с властями) акции оппозиции проходили мирно и при благожелательном невмешательстве полиции. А 6 мая (согласовано с властями) имели место стычки при превентивном стягивании значительных сил ОМОНа. При этом «события 6 мая» послужили непосредственным поводом к антимитинговому закону, позже окрещенному многими аналитиками как российский вариант «поджога Рейхстага». Этот закон был принят по ускоренной процедуре 6 июня 2012 года ровно через месяц после «событий на Болотной».

И хотя российские законодатели неустанно твердили, что их старания направлены исключительно против беспорядков и никак не ограничивают демократические права оппозиции, на практике действие закона свелось исключительно к политическим репрессиям. И совсем не коснулось реальных беспорядков, которые произошли уже на следующий день — в ночь с 8 на 9 июня (после матча сборных России и Чехии) в Москве и в Польше 13 июня, во время марша футбольных фанатов, устроенного вообще на территории столицы зарубежного государства. Зато «новый полицейский режим» способствовал арестам или угрозам ареста, которым подверглись многие статусные оппозиционеры – Удальцов, Яшин, Навальный, Немцов, Собчак…

Задержаны и оштрафованы были даже устроители «массовой акции» в количестве 3 человек – в Кемерово. Участники комического боя подушками – в Питере. По делу «о Болотной» осуждались даже люди, физически отсутствовавшие на Болотной в день беспорядков! Не удивительно, что страна замерла перед перспективой скатывания в полицейский террор, который, однако, на этот раз не столько пугал, сколько создавал новые стимулы к сопротивлению.

Официально «поджогом Рейхстага» вплотную занялся Следственный комитет, созданный в России 5 июня 2007 года и представляющий собой независимое крыло Генеральной прокуратуры. Его председателя, Александра Бастрыкина, одно время прочили на роль российского комиссара Катани – шерифа с неограниченными полномочиями. Отчего – по некоторым сведениям — тот имел напряженные отношения со своим формальным шефом – генеральным прокурором, и следственным управлением МВД, чьи функции дублировал.

Можно представить, что Следственному комитету было бы логично расследовать: откуда было заранее известно – и органам правопорядка, и лидерам оппозиции, и, по всей видимости, инициаторам антимитингового закона – о предстоящих беспорядках 6 мая? Не было ли здесь признаков подготовки государственного переворота?

Мы не знаем, нужна ли была эта правда в конечном итоге политической элите, но в период расследования кресло под Бастрыкиным неожиданно закачалось. Он был публично обвинен в том, что якобы лично угрожал заместителю главного редактора «Новой газеты» Сергею Соколову похищением, пытками и убийством в лесу. Кампанию диффамации поддержал видный единоросс Хинштейн, связанный, по слухам, со спецслужбами. Тем не менее, скандал столь же неожиданно погас, как и неожиданно разгорелся. По результатам кулуарных переговоров между Бастрыкиным, главным редактором «Новой газеты» Муратовым и фигурами, стоящими в тени, глава Следственного комитета принес газете извинения, а проблема отсутствовавшего на этих переговорах Соколова была снята. Следствие по делу о Болотной вступило в новую фазу.

Из сюжетов этого периода: не слишком мотивированный обыск у светской дамы Ксении Собчак, в последнее время поддерживавшей оппозицию, привел к изъятию у нее более чем миллиона евро и широкой общественной дискуссии о законности хранения больших денег дома. Полемика вызвала раскол внутри обеспеченного класса. Посыпались взаимные обвинения, намекающие на не декларированные доходы у представителей верхушки. Выражения «часы Ресина», «часы патриарха», «часы Путина», «миллионы Шувалова», «устрицы Якеменко», «бриллианты Слиски», «коллекционный мерседес Плигина» замелькали в постах популярных блогеров. И все принялись рыться в карманах у всех.

Социолог Ольга Крыштановская диагностировала революционную ситуацию и приостановила свое членство в «Единой России», чтобы отправиться с бригадой социологов в самый эпицентр кризиса. Сто тысяч социологов!

Валентина Матвиенко и члены Совета Федерации не диагностировали ничего, но вознамерились отправиться на следующие митинги протестов, чтобы мониторить правоприменение антимитинговоого закона. Сто тысяч членов Совета Федерации!

К Москве присоединились окраины и потребовали референдума! Сотни тысяч новых москвичей! Собираются подписи под «Манифестом 12 мая» (я его не читал, но поддерживаю). Буревестник революции Дмитрий Быков утверждал, что «ветер перемен дует в наши паруса».

В июль катилось лето….

Читайте также: Новости Новороссии.

Читайте также: Сводки событий Новороссии.