«Борьба с коррупцией завершена. Коррупция победила»

Опубликовано: 11 июля 2020

Депутат «Справедливой России», зампред думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Геннадий Гудков в последнее время все чаще выступает в роли собственного адвоката. У него, как говорят в определенной среде, весьма успешно «отжали» бизнес, давление идет со всех сторон. Он шутит, что живет на полуподпольном положении, скрываясь от «наружки» и борясь «с прослушкой».

О том, кто именно инициировал охоту и кто станет следующей жертвой, о безоговорочной победе коррупции над законом Геннадий Гудков рассказал в эксклюзивном интервью pasmi.ru.

— Геннадий Владимирович, в последнее время правоохранительные органы проявляют к Вам повышенное внимание — проверки на охранном предприятии, обвинения из Болгарии. Это случайность или тенденция?

— То, что сейчас творит власть, это уже за пределами здравого смысла и за рамками закона — с оппозицией власть поступает не по закону, а по понятиям.

Даны команды найти любые основания для заведения уголовных дел, провести обыски, задержания и так далее. Речь не только обо мне. Прессинг в отношении меня всего лишь часть большой компании против оппозиции. Против нас в одной связке сегодня работают МВД, ФСБ, подконтрольные СМИ.

Объявлена охота на оппозиционеров. И я себя сейчас чувствую как дичь, которую загоняют со всех сторон. Никогда не думал, что окажусь в такой ситуации и мне придется применять в родной стране навыки, полученные в разведакадемии. Я начинаю жить в условиях полуподполья — по мне работает «наружка», «прослушка», мне ставят радиомаяки на машину и так далее. Все «прелести» такой травли я на себе ощущаю.

— А если представить ситуацию, что люди, которые получили команду «Фас», отработали на «отлично» и пересажали всех лидеров оппозиции. Что будет дальше? Оппозиционное движение захлебнется?

— Нет, конечно. Но наши места займут люди, настроенные гораздо более радикально — герои уличной толпы и сторонники решительных действий. Все это может закончиться масштабным гражданским конфликтом.

Там уже не будут ходить согласовывать митинги и маршруты шествий. Начнется жесткая радикализация протеста, с применением партизанских действий и, вполне возможно, методов борьбы, традиционных для Кавказа. Лично мне этого бы очень не хотелось, но, похоже, власть у нас сама пытается организовать такую ситуацию. Потому, что все наши призывы к переговорам, к диалогу наталкиваются на ответ: «А вы кто такие? За вами какие-то 26 тысяч человек, которые МВД насчитало на митинге. А за нами миллионы. Поэтому вы никто».

— Оставим эту грустную тему. И поговорим на другую, не менее грустную. Вы, как депутат Госдумы, который курирует борьбу с коррупцией…

— Сегодня эта борьба в нашей стране закончилась. Я не шучу. Сегодня комитет Государственной думы по безопасности, где большинство составляют депутаты от «Единой России», отклонил всякую возможность осуществления контроля за властью. Комитет провалил закон о парламентском контроле, который имеет мощнейшую антикоррупционую составляющую.

— То есть закон не будет рассматриваться?

— Нет, рассматриваться будет, но будет отклонен. Таким образом можно констатировать, что борьба с коррупцией завершена — коррупция победила.

— Но по телевидению регулярно сообщают, что Госдума приняла очередной закон антикоррупционной направленности…

— Это имитация. Эти законы не сдержат никаких реальных механизмов и не затрагивают основ коррупции. Они могут что-то отполировать на поверхности, но при этом гниль в сердцевине, в основе системы остается нетронутой. Такова ситуация сейчас в Госдуме. Противодействия коррупции никакого нет, потому что никому это не нужно. Противодействовать коррупции попросту запрещено — коррупция есть доктрина очень многих людей во власти. Они просто «пилят» Россию.

— А как повлияло на антикоррупционную кампанию возвращение в президентское кресло Владимира Путина?

— Если при Медведеве не решались отклонить этот закон, думали, что все-таки надо какие-то механизмы контроля как-то вводить, то при новом-старом президенте этот закон решительно отклонен. Никаких шагов по обузданию коррупции не предпринимается. И не будет предприниматься в ближайшие годы. Коррупционная мафия в России бессмертна.

— А какие шаги нужны по-вашему? Можете тезисно сформулировать пять главных?

Первое это введение института контроля — парламентского, гражданского, медийного. Второе — информационная открытость решений власти. Далее. Необходимо сделать общедоступной информацию о доходах граждан. Четвертое — нужно вывести прокуратуру из структур власти, сделать ее подконтрольной парламенту и обеспечить жесткий надзор. Ну и пятое — сделать независимой от исполнительной власти судебную систему. Независимый суд станет очень важным элементом защиты законности в России. Сейчас в стране правосудия, по сути, нет.

Читайте также: Новости Новороссии.

Читайте также: Сводки событий Новороссии.