Утомленный народ

Опубликовано: 25 июля 2019

Золотая пальмовая ветвь

Посмотрел фильм Михалкова «Утомленные солнцем 2». Посмотрел дома, конечно. И очень удивился. Фильм-то сделан на высоком уровне.

У Михалкова в фильме метафоры, а те «художники», которые у нас сейчас фильмы делают, они не то что метафоры придумать не могут, они вообще к искусству никакого отношения не имеют и вообще ничего не умеют. Т.е. вообще ничего. Ну есть Балабанов, Бортко, может кого забыл. И все.

А тут, на тебе, приличный фильм. Я не рассуждаю о том, хороший фильм или плохой. Он вообще не из этой категории. Он не хороший и не плохой, просто художественным языком выражено то, о чем мы говорим языком публицистики.

Никита Михалков, конечно, всех достал как публичный персонаж, как участник околовластной тусовки. Но художником, к моему удивлению, он быть не перестал.

Что я понял, посмотрев этот фильм? А то, что Великая Отечественная война перестала быть чем-то сакральным. От Михалкова ждали, что он создаст нечто подобное фильму «Освобождение»? Хороший был фильм для своего времени, но время другое и мы другие.

65 лет назад война объединила власть и народ, но сейчас правда о войне работает на разъединение власти и народа.

В фильме замечательно передано чувство всеобщего страха в СССР. Чувство страха в СССР – это основное в этой стране. И когда один персонаж обмочился от страха перед сотрудником НКВД, то мне смешно не было. Это именно та реакция народа, которой добивалась власть. И они добились своего. Правда, и сами они писались от страха не меньше, чем народ, начиная с товарища Сталина.

Здесь, собственно, прямая связь, власть писалась от страха перед народом и заставила народ писаться от страха перед собой. Писались все, только непонятно – «зачем и кому это нужно?»

Критики отмечали, что в картине все очень натуралистично. Не заметил, может быть, потому что смотрел по компу? Автор отчасти показал, какими именно способами убивали те самые 27 миллионов советских людей, которые погибли, в их числе большая часть погибших, это женщины, дети и старики. Кто-то думал, что это выглядело красиво?

Но ведь есть правда жизни, а правда искусства это другое? Правильно, но Михалков добавил максимальное количество анестезии, использовав свою фирменную иронию.

В фильме много маразма, сюрреализма. Но ведь это именно то, что было в СССР от его начала до его конца.

На вопрос, каким он бы генералом, главный герой отвечает – английским, японским, немецким. Отвечает печально, возможно, когда в НКВД его молотили кувалдой по пальцам, он вполне в это поверил.

Офицер НКВД в протоколе допроса пишет фамилии Пушкина, Дантеса. А почему бы и нет? Почему бы не расстрелять, к примеру, за связь с Пушкиным и Дантесом? Чем это хуже прочего?

Главный герой приходит в себя, в окружающем его безумии, когда читает на сброшенной немцами своеобразной листовке: «Иван, сдавайся, иди домой, скоро я приду». И герой плачет от унижения и ярости. Он не сдастся, как не сдалась Россия.

Много пишут об изнасилованной женщине, которая убила двух немцев и не дала изнасиловать главную героиню Надю. Формально можно здесь придраться к тому, что в русских деревнях прятали раненых бойцов, партизан, открывали им двери, а не только девушке, спасали и прятали евреев, чего не было в Европе и т.д.

Но про те ли деревни речь? Не про наше ли время? Русских убивали и унижали по всему СССР, и в той же Чечне, а все сидели по домам, да и сейчас сидят. Это я не морализирую. Я пишу это для осознания того факта, в какую яму мы все попали.

В фильме гениально показаны немцы. Рожи прямо из фашистских кинохроник, убийцы с белыми и стеклянными глазами.

Самое сложное в фильме, это попытка добиться того, чтобы в кинопространстве присутствовал Бог. Я в своей рецензии на прошлый фильм Михалкова «12» писал о том, что в его фильмах Бога нет, в фильмах Сергея Бондарчука и Тарковского Бог есть, а в фильмах Михалкова его нет.

Михалков решил исправить положение, и Бог в фильме появился. Собственно, это главное в фильме – дать понять, что вершится воля та, которая сверху, а не воля людей. Не скажу, что попытка эта вполне удалась, уж очень много сказанно прямым текстом, но и не скажу, что это совсем не удалось.

Что касается реальной фактуры, то на войне про Бога вспоминали многие в окопах, если не все. Некоторые, спасшись, поверили в Бога на всю жизнь.

Я работал на кафедре профессора Михаила Алексеевича Китаева в свое время. Он рассказывал, как за несколько дней до 22 июня 1941 года, ночью, в казарме, он увидел некое явление, был голос, что будет война, но он останется жив.

И таких рассказов множество.

Смешно?

Им на той войне смешно не было.

Этот фильм говорит о том, что в головах русских пусть очень медленно, но идет работа над тем, чтобы понять – как мы все очутились в этом, в чем сейчас находимся? Понять это, не анализируя СССР, невозможно.

Герой фильма вдавливает товарища Сталина мордой в торт, это уничтожение сакральности товарища Сталина. Если бы герою приснилось, как он убивает Сталина, или он создал бы партизанский отряд и стал бы воевать за родину, ведя антисталинскую пропаганду, все было не то. А вот мордой в торт, это то.

Ничего я не вижу необычного в том, что умиравший мальчик попросил медсестру показать ему грудь. Необычное я вижу в другом. Понеся такие чудовищные потери, перенеся чудовищные муки, некоторые русские все равно продолжают любить товарища Сталина, который ни в чем не виноват.

У меня учительница истории в школе была сталинистка. Хорошая женщина, моя любимая учительница. И вот когда она нам рассказывала про начало войны, то принесла большую фотографию своего класса, они окончили школу в июне 1941 года. Она показала эту фотографию и сказала, что из класса осталось в живых всего три мальчика.

При этом она даже не понимала, что партия большевиков и лично товарищ Сталин виноваты в том, что в ее классе осталось три мальчика из двадцати.

Так было, но ведь драма в чем? Значительная часть русских и сейчас готова мазохистски обвинять во всем народ, но ни в чем Сталина. Это драма русского сознания.

Драма русского сознания в том, что русские не готовы возлагать вину на виновных, если те при власти. Формально, на словах, готовы. По факту не готовы. Медицина в РФ не лечит, МВД не охраняет, ЖКХ обирает, шахтеры гибнут, и что? Все закрылись в домах и ждут, когда придут каратели и сожгут деревню.

Вы заметили, что в фильме Михалкова власти нет, люди один на один оставлены с бедой? Это что, только про 1941 год что ли?

В фильме русские вообще одни на этой земле. Но они и в жизни одни на этой земле. Русского парнишку завалило под обломками пушки. Кто его вытащит оттуда? Только русский, который рядом с ним. И парнишку спасают. И на разгромленной позиции осталось группа русских, которые как могут, согревают друг друга теплом своих душ. И здесь вспоминают товарища Сталина.

И вспоминают в совершенно правильном направлении мысли – а на кой х… нам нужен товарищ Сталин?

И приходит в голову простое — а на кой х… они все нам нужны?

То вывозящие свой партийный архив целым пароходом, то гуляющие в Куршавелях и живущие в своих дворцах?

Сюрреализм русской жизни продолжается. Самое главное опять, оказывается, нам нужно вывести новую породу человека – россиян. Без этого никак. Вроде все последние 90 лет кого-то выводили, не устали?

Читайте также: Новости Новороссии.

Читайте также: Сводки событий Новороссии.