«Черная молния» вышла на московские экраны

Опубликовано: 18 ноября 2019

Простой московский студент Дима Майков (Григорий Добрыгин) — парень неплохой, но явно не дотягивает до современного хозяина жизни.

Машины у него нет, а заставляющая Димину душу трепетать однокурсница Настя (Екатерина Вилкова) обращает внимание на несколько более успешных молодых людей. Все меняется в тот момент, когда Майков-старший (Сергей Гармаш) дарит сыну бэушную, но вполне еще ликвидную «Волгу». Подчистив и подправив приятный, но не самый солидный в мире подарок, Дима обнаруживает, что его четырехколесная собственность обладает не самыми ожидаемыми качествами — например, может летать. И вот уже Дима нарезает виражи в столичном небе, то и дело помогая согражданам в сложных ситуациях. А в секретной лаборатории тем временем сходит с конвейера летающий «Мерседес», который должен противостоять «Черной молнии» (именно так называют чудо-машину обыватели и репортеры)…

Первый отечественный фильм о супергероях, спродюсированный Тимуром Бекмамбетовым и поставленный в качестве режиссера Александром Войтинским, вызывал трудно формулируемую, но заведомо очевидную симпатию: сам факт превращения культовой советской машины в аналог «бэтмобиля», казался более чем выигрышным. Но практически с самого начала просмотра стало понятно, что едва ли не все, чем нас пытаются удивить, мы уже не раз видели. И с ощущением зудящего, не дающего расслабиться дежавю приходится мириться все полтора часа.

Никто не утверждает (хотя почему бы и нет), что киношный комикс должен быть непременно сверхоригинальным и взрывать направление изнутри, как, например, «Хранители». В конце концов, с самого начала выворачивать наизнанку еще толком не народившийся у нас жанр как минимум странно. Но следовать традиции — это одно, а вот заимствовать целые сюжетные линии и законченные фрагменты из прекрасно известных источников все-таки немного другое. Конечно, в «Человеке-пауке» Сэма Рейми у Питера Паркера убивают не отца (как в «Черной молнии»), а дядюшку, после чего Питер окончательно убеждается в том, что пора начинать действовать — тут, понятно, ни к чему не придерешься, эти идеи космически далеки друг от друга. Но вот ничтоже сумняшеся выстраивать любовный треугольник так, что от «Человека-паука» его не отличишь даже под самым мощным наномикроскопом… Здесь уже приходится призадуматься. И расстроиться.

Довольно неловко, честно говоря, видеть на экране и отличного актера Виктора Вержбицкого, играющего главного злодея. Понятно, что на эту роль в проекте, к которому имеет самое непосредственное отношение Тимур Бекмамбетов, вряд ли мог быть выбран кто-нибудь, кроме главы «дневного дозора» Завулона, но когда вспоминаешь, что буквально только что практически идентичный персонаж пролетал над страной в пятизвездочном дирижабле (первая часть фильма «На игре»; вторая совсем не за горами, и надежд на серьезную трансформацию антигероя в ней, честно говоря, немного), а в рекламных роликах широкоэкранного варианта шоу «Наша Russia» вселенского антагониста, завладевшего некими совсем уж несусветными «золотыми яйцами Тамерлана», играет все тот же Виктор Вержбицкий…

При этом к самому исполнителю никаких вопросов нет — куда прискорбнее, что у создателей нашего нового кино совершенно не работает маломальская фантазия. Да и зачем выдумывать для условного злодея какой-то принципиально новый имидж, когда существует мастер, способный выполнить все необходимые (и не так чтобы эксклюзивные) функции и при этом вполне заслуженно узнаваем в первую же секунду своего появления на экране? Незачем! И это как раз тот случай, когда молния с упорством, достойным куда лучшего применения, вопреки всем законам природы бьет в одну и ту же точку.

Но, пожалуй, самое обидное во всей этой истории то, что по-настоящему внушительных претензий «Черной молнии» предъявить нельзя. Парадоксальным образом хочется, чтобы он был не таким мастеровитым, не таким ладным и соответствующим привычным интернациональным стандартам. В высшей степени обтекаемая форма всего предприятия, овеществленного в заглавном, на самом деле впечатляющем автомобиле (по мнению специалистов ЦАГИ, именно «Волга» ГАЗ-21 могла бы быть лучшей машиной для полетов по своим аэродинамическим качествам), приводит к тому, что взгляд скользит по экрану, не натыкаясь ни на какие зазоры и трещинки, в которых могли бы задержаться крупицы подлинной оригинальности и пусть несколько неуклюжей, отдающей трэшем, но от того по-настоящему живой мифологии.

А так зритель «Черной молнии» поневоле оказывается в ситуации этакой вольной птички, с удовольствием принявшей приглашение в заботливо сколоченный юннатом в канун крещенских морозов скворечник. Но, как известно, для того, чтобы славный птах мог существовать в своем домике, внутренние стенки его ни в коем случае не должны быть ошкурены — в противном случае коготки несчастной пичуги соскальзывают вниз и уютное жилище превращается в камеру смертников. В данном же случае «Черная молния» оказалась отрихтована до блеска со всех сторон и покрыта великолепным черным лаком. И придется сидеть в этом плену все новогодние праздники — при всем богатстве выбора альтернативы «Черной молнии» в каникулярном прокате нет. И быть не могло.

Читайте также: Новости Новороссии.

Читайте также: Сводки событий Новороссии.