Алексей Беляев: постмодерн — это поражение в духе

Опубликовано: 21 ноября 2019

Даже происходящие в среде искусства процессы говорят о том, что либеральное бешенство возникло не на ровном месте — истерия имеет геополитическое измерение, оранжевый вектор и привязку ко времени

Московский художник Алексей Беляев-Гинтовт, и без того не страдающий от безызвестности, в декабре 2008 года получил Премию Кандинского – негосударственного национального конкурса в области современного искусства. Вручение премии сопровождалось скандалом, который был спровоцирован либеральными искусствоведами — по их мнению, Беляев-Гинтовт являлся приверженцем ультраправых идей и «фашистом». Российские СМИ, сейчас, между прочим, усиленно раздувающие славу «художников» из «Войны», в большинстве своем поддержали либеральную истерику. Но русский художник выдержал всю эту возню. О событиях более двухгодовалой давности и о современном положении дел с Беляевым-Гинтовтым побеседовал корреспондент портала «Евразия».
«Хочу поблагодарить организаторов премии и голосовавших за меня членов международного жюри. Ценю их провиденциализм, футуристическую интуицию и гражданское мужество».

— Алексей, над чем работаете сейчас?

Работаем над образом будущего — «Космопарад 2037», часть вторая и не последняя.

— Что значительного произошло за последние два года после шумного награждения вас Премией Кандинского?

Это был период ошеломительного успеха. Тысячи тысяч новых сторонников — меня поздравили канадские евразийцы и индонезийские коммунисты, бурятские ламы и французские традиционалисты, палестинские исламисты и израильские националисты, курдская рабочая партия, ветераны нашего спецназа, КПРФ и, конечно же, во множестве православные люди — всех не перечислишь. Это был период прорыва информационной блокады, период бури и натиска. Более двухсот тысяч посещений зафиксировано на сайте doctrine.ru.

— Он создавался как эталонный?

Он стал им! Я получил трибуну — выступал на телевидении и на радио, в студенческих аудиториях, штабах гражданских объединений, ветеранских организаций и на митингах. Евразийское движение получило мощнейшую информационную поддержку.

Корреспонденты, что важно — иностранные, в моей мастерской вынуждены были соблюдать очередность. 120 больших работ, не считая графики, ушли в музеи, частные собрания, учебные классы и партийные штабы. Серия «Эсхатологический плакат» поступила в музей политического искусства культурного фонда «Арт-Хроника». Ко всему прочему 2009 был для меня годом трех президентов…

— Ваши встречи с президентами Южной Осетии и Чечни широко освещались, но кто третий?

Придет время — узнаете! (Смеется). Наши цхинвальские репортажи 08.08.08. сыграли огромную роль в ходе информационной войны — противник признал это.

Кроме того, нам удалось актуализировать Премию Кандинского, придать ей международный масштаб, ибо кто в мире интересовался достижениями «актуального искусства» РФ до этого? Узкий круг специалистов, знатоки туземной традиции. Предыдущее награждение прошло буднично и бестревожно, в пределах угасающего ритма. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить организаторов премии и голосовавших за меня членов международного жюри. Ценю их провиденциализм, футуристическую интуицию и гражданское мужество — на них было оказано беспримерное давление, но они устояли.

— Алексей, что главное в этой большой истории?

Главное, мне удалось доказать — в авангарде Традиция!

— Что было представлено?

Центральный образ «Братья и сестры» из серии «Родина дочь». Я с помощью отпечатков рук перенес на 5-метровое полотно, покрытое сусальным золотом, одну из бесчисленных военных фотографий: советские люди — море голов — под репродуктором напряженно вслушиваются в слова сталинской речи «Братья и сестры» 3 июля 1941 года. Первое обращение главы правительства СССР к народу после начала Великой Войны. Момент предельной мобилизации духа, суровая и скорбная правда озаряет лица. Новая правда, в которой уже видны отсветы космических по масштабу войн и зарево победных салютов. Торжественная правда новой великой исторической общности — советского народа. Один из тех моментов отечественной истории, что не дает повода для толкований, знаменуя разрыв во времени, всеединство и единобожие и акафист. И наше предвоенное время.

— Алексей, либерал-фашисты, организовавшие травлю…

Термин не точный…

— Инфернал-радикалы, нелюдь, нежить?

Предлагаю ограничиться понятием «существа».

— Существа, кто они?

Судя по их заявлениям, в метафизическом аспекте — носители профанного сознания, вульгарные материалисты — они за оградой любого храма; они не причастны ни одной литургии. Световое измерение человека им неведомо — интуитивные враги революции пророков. Ветхое человечество.

— В аспекте манипуляции — прямая агентура атлантического влияния!

Вам виднее.

— Подробное изучение личностей доносчиков нашими аналитиками дало интереснейшие результаты.

Служу Евразии! (Смеется).

— Ну, а в человеческом аспекте?

Донная грязь. Отрадно, что в травле не поучаствовал ни один художник — все инфернальные функционеры; определившиеся сторонники либерально-олигархического ярма, певцы предельной несвободы. Антисоветчики до стона, до визга, до хрипа, до судорог. Либеральное бешенство возникло не на ровном месте — истерия имеет геополитическое измерение, оранжевый вектор и привязку ко времени. В недрах ОБСЕ готовился документ, призванный уровнять советскую победу с преступлениями гитлеровского Евросоюза. Своих оповестили заранее.

Нападение на меня, на нас, здесь живущих, надо понимать как бои на дальних подступах к сердцевине абсолютного зла. Мне говорят, что существа бесталанны, глупы, невменяемы, шутники, наркоманы, фрики, что это «несерьезно» и «декоративно» — пусть так, но мы же понимаем, какая сущность затаилась в темноте.

— Алексей, многие задаются вопросом, почему вы не подали в суд на членов шайки Осмоловского — они были бы гарантированно осуждены по статье 129 (клевета) и скорее всего по 282 (возбуждение ненависти)?

Действительно, существа не оставили мне выхода — дуэль невозможна, правда на нашей стороне, а того материала, что был собран нашими юристами уже через неделю после начала травли, хватило бы с избытком, и сограждане вздохнули бы с облегчением. Но я не могу вступать в отношения с существами. Это чрезмерно. И вечный им позор. И впереди большие перемены. Их ждет небесный Нюрнберг. Довольно грязи.

— Алексей, какие художники интересуют сегодня вас?

Из иноземцев — Мэтью Барни и его «Cremaster 3». Впервые представлен образ мирового правительства и его среда обитания — невероятно убедительно. Из наших — Гелий Коржев.

— Что такое постмодерн?

Постмодерн — это поражение в духе. Поражение вообще, до полной гибели всерьез.

— Ваш новый проект представляет что?

Мой новый проект представляет пластический мифоанализ форм Евразийской Империи Конца.

Читайте также: Новости Новороссии.

Читайте также: Сводки событий Новороссии.