Сказка про Александра Рыбака и скрипку

Опубликовано: 21 июля 2020

Каждый раз, когда Россия проигрывала на «Евровидении» (а она исправно проигрывала с 1994 по 2007 год), в эфир выходили Андрей Малахов и толпа людей, готовых оплевать победителей, «Евровидение» и заодно всю Европу, из геополитических соображений якобы сговорившуюся голосовать против нашей страны. Этот конкурс все дружно презирали и ненавидели. Тем не менее, с каждым новым «Евровидением» победа становилась все важнее. К 2008-му это была вторая по важности стратегическая задача в истории России после задачи победить в Великой Отечественной войне.

Ну и вот – свезло, мы выиграли, стали хозяевами «Евровидения». Невроз мгновенно рассосался. Нас охватила фантастическая расслабленность: московское «Евровидение» было первым, где мы вообще не болели за представительницу России. Выиграет Приходько или нет – да фиг с ней, плевать. Мы наконец-то выше этой схватки. Куда важнее было расстелить красивую скатерть и обеспечить блестящий прием.

Надо признать, что Первый канал замечательно справился с ролью, которая была ему отведена. Превратил унылое нутро советского спорткомплекса «Олимпийский» в современный зал, сверкающий проекционными экранами и фейерверками. Забабахал как минимум впечатляющий видеоряд к выступлению бедной Приходько. Подобрал отличных ведущих (если к Малахову и Водяновой возникали вопросы, то Урганта и Алсу – обаятельных, раскованных, интеллигентных – критиковать вообще не за что). Нашел суперпрофессиональных операторов и режиссеров. Ну, были сомнительные мелочи – все эти краснознаменные хоры – но ведь по большому счету все отлично вышло.

Формат конкурса, конечно, не в компетенции Константина Эрнста. Но и с форматом в последнее время что-то случилось. На удивление, финал «Евровидения» в этот раз нес в себе минимум элементов гей-парада и вообще был беден на фриков (хотя чудовищный номер Светланы Лободы почти компенсировал эту недостачу). Вообще этот конкурс вдруг резко отбросил все свои симпатии к этнике, трансвеститам, диким танцам и бешеному трэшу. Он снова европейский. Там снова в моде мальчики и девочки с тщательно вымытыми волосами, карамельными мелодиями и приличными музыкальными инструментами типа скрипочки.

Что касается скрипочек: победа Александра Рыбака была абсолютно очевидна.
Ну вот смотрите: у меня, как и у большинства людей, нет слуха, но есть странное чутье на яркие и запоминающиеся мелодии. В редакции «КП», в одной комнате со мной, работают барышни, профессионально окучивающие «Евровидение» в плане светской хроники ; они уже неделю ставят на полную громкость отдельные полюбившиеся композиции. Иногда это было мучительно (песню Сакиса Руваса явно изначально придумывали как инструмент для пыток заключенных). Но однажды барышни врубили песню Рыбака — и отчего-то я мгновенно сделал стойку, как легавая. Это практически невозможно объяснить. Но клянусь – первой моей реакцией было «Он победит».Я не сомневался в этом ни секунды. Собственно, эту заметку, включая заголовок, я сочинил в субботу днем.

К победе Рыбака можно приплести геополитические мотивы (вызывает симпатию одновременно у славянских народов и скандинавов), материнские инстинкты голосовавших домохозяек и декадентов (милый мальчик, ты так весел, так светла твоя улыбка) и еще кучу всего, но на самом деле его песня оказалась единственным настоящим хитом в программе конкурса. Он победил по справедливости, вот тупо по справедливости; только его «Сказку» и можно вспомнить из 25 финальных песен.
Вымученные песни Эндрю Ллойд Уэббера и прочих мелодистов на разной стадии угасания просто не могли составить конкуренцию той искре, которая вдруг пробежала у Рыбака. Я сейчас пишу заметку, краем уха слушаю дурацкое малаховское шоу – там все время звучит эта мелодия, и все радуются. Да, это потому, что победил наш, свободно говорящий по-русски – но это еще и потому, что именно у нашего была самая лучшая мелодия. Тут правда нельзя придумать никаких возражений. Нам по-прежнему прет.

«Евровидение-2009»: Голосовали не за страну, а за хорошую песню

«Евровидение» обидеть может каждый. Как только не называли этот конкурс, никому ничего плохого не сделавший: и спортивным мероприятием с музыкальным уклоном, и геополитическим проектом, и смотром художественной самодеятельности и даже глобальным соцопросом, в котором участвуют сто миллионов человек. Может и так. После прошлогоднего «Евровидения» многим показалось, что «Евровидение» на самом деле цирк (в хорошем смысле этого слова). Что побеждает не песня сама по себе (тут вам не фестиваль в Сан-Ремо), а трюк, фокус.

Первым эту фишку понял Дима Билан, еще на первом своем «Евровидении», куда приехал с роскошной «Never let you go». Вот ни за что он не взял бы тогда второе место, если бы у него балерина вовремя из белого рояля не вылезла. А если бы она еще переворот вперед из стойки прогнувшись сделала — было бы у Димы первое место, зуб даю. С этим тайным знанием про истинную суть «Евровидения» Дима поехал туда еще раз, уже второй раз. С маленьким ледовым каточком, Плющенко и скрипкой. И победил. А понадеялся бы только на свою уникальную музыкальность красоту «Believe me» — пролетел бы.

В Москве все про «Евровидение» тоже, казалось, все поняли. Случайно, что ли, на открытии над залом летала жар-птица с двумя крошками на борту — победительницами детского «Евровидения»?

Финал стартовал с номера канадского цирка Дю Солей. Да и Дима наш Билан за год сильно продвинулся в цирковом искусстве — пролетел под крышей «Олимпийского» на тросах. По пути эффектно пробил три стены из какого-то толстого картона, умудрясь при этом петь.

Многие сделали ставки на трюки. За исключением разве что Патрисии Каас. Но она из тех звезд, кому уже просто невозможно подстраиваться под формат «Евровидения». Она сама себе формат.

Хотя…Песня у Каас была такой тусклой, что диву даешься. Наверное, ее кто-то обманул. Сказали, что «Евровидение» — это конкурс скучных песен. Но не настолько же!

Из разряда трюков — и превращение Насти Приходько в старушку. Ее состарили за три минуты на пятьдесят лет (вот ужас-то). Думаю, все вперились глазами в экран и пытались уследить, как там морщинки на гладком личике проявляются. Чудесную, с первых же нот запоминающуюся песню Константина Меладзе никто и не слушал. Жаль. Создатели номера ведь замахивались на больший эффект — хотели заставить зрителя задуматься о «более важных вещах» (цитирую автора номера Джаника Файзиева). Увы. При столь сильной песне и мощном видеоряде в голову лезла одна дурацкая мысль: вот что бывает, если вовремя не делать ботокс…

Дальше смотрите: полноценный цирковой номер у Лободы. Акробатика, жонглирование факелами, артисты цирка Дю Солей на подтанцовках, дым коромыслом. Номер у нее — супер! Но голосов не набрал.

А Германия чем нас хотела удивить? Хорошей музыкой? Да ладно. У них потрясающая Дита фон Тиз, вообще-то должна была показать легкий стриптиз (его стеснительно называли бурлеском).

На этот трюк и делали ставку. Но ей запретили. И номер как-то и не состоялся. А вроде музыка была отличная. Но вот не спасло.

Рыбак из Норвегии вышел скромно, со скрипочкой. Коньков и искусственного льда рядом не наблюдалось. Он просто спел… Интересную песню собственного сочинения, очень милую и мелодичную, чем-то похожую на старую добрую «На недельку до второго я уеду в Комарово».

Сам сыграл на скрипке. И всех очаровал своей улыбкой, просто-таки излучающей счастье. Его подтанцовка, правда, тихонько на заднем плане отжимались, вставала на головы, потом все дружно пошли кувырком.(без Рыбака, к счастью). Он просто пел и улыбался. И всех победил. Не летая под куполом, не делая сальто-мортале, не жонглируя факелами. Зрители выбрали простой стильный номер. Может, потому что закончилась эпоха излишеств?

И очевидно, что зрители голосовали не за страну, не за феерическое шоу. Голосовали просто за хорошую песню. Это что-то новенькое в истории «Евровидения».

А кто пытался переплюнуть по изобретательности цирк дю Солей — все проиграли. Потому что готовились к прошлогодней войне. А цирк уже уехал…Голосовали не за певцов, а за страны

По какому принципу Европа раздавала баллы исполнителям

SMS-голосование, с помощью которого несколько лет подряд определяется победитель «Евровидения», убедительно показало: зрители выбирают не столько песню и профессионализм исполнителя, сколько страну, которую он представляет. То есть можно говорить, что и тут политика вмешивается в казалось бы далекое от политики мероприятие.

Смотрите, что получается: высшие 12 баллов Испания отдает своему соседу Португалии, Бельгия дарит их Турции (потому что представительница на «Евровидении» от Турции проживает в Бельгии). Мальта первые три награды отдает таким же как она островным государствам (Норвегия, Великобритания, Исландия). Двенадцать баллов от Швеции также достаются соседу, Норвегии. Черногория ставит высшие отметки соседям по балканской коммунальной квартире – Боснии и Герцеговине.

В Восточной Европе происходит то же самое. Давайте попробуем предположить, что за Норвегию выступал бы не Саша Рыбак, а коренной житель этой страны. Отдали бы белорусы высшие 12 баллов Норвегии? Вряд ли. Возможно, эти очки достались бы Украине, или России. А тут вот он – простой белорусский парень, волею судеб отстаивающий честь Норвегии. Вы бы за кого на месте белоруса-телезрителя проголосовали, зная, что у собственного кандидата от страны шансов выбиться практически нет?..

То же самое можно сказать про рядового украинца, который увидел не только красочный и, безусловно, талантливый номер, но и разглядел в его исполнителе брата по крови – белоруса. Параллельно часть украинцев поддерживали свою землячку Приходько, выступающую за Россию, за что мы и получили от них 8 баллов. Но здесь не забыть бы про Западную Украину, многие жители которой, мягко говоря, недолюбливают москалей, а потому просто добавляли голоса в копилку Александра Рыбака. Так, лишь бы не досталось России…

Где-то в подкорках мозга телезрителя, который переживает за «Евровидение», находится система опознавания «свой-чужой». И судя по результатам голосования России, «своей» вполне может считаться Патрисия Каас, которую мы знаем уже более 20 лет. Для нас эта хрупкая женщина с обворожительным голосом ближе, чем та же Лобода, не в обиду ей будет сказано. Вот вам и ответ, почему Россия отдает 10 баллов Франции. Но белорусы нам еще родней. Белорус, выступающий за Норвегию, тем более. Это чувство близости спрятано где-то на уровне славянских генов.

Можно, конечно, укорять страны в том, что голосуют они по соседскому принципу. Но говорить, что на результаты голосования повлияло большая политика было бы не совсем верным. Да, это действительно политика. Но делалась она не в меблированных кабинетах за закрытыми дверями, в сердцах людей. Настоящая народная политика! И как в каждой политике здесь еще долго будут спорить, кто же на самом деле победил: Белоруссия, которая произвела финалиста «Евровидения» Сашу Рыбака, или Норвегия, в которой он сейчас живет… Нам же кажется, что абсолютным победителем прошедшего «Евровидения» стала Россия. Ведь это наша страна подготовила и провела конкурс на высшем профессиональном уровне. А значит, точно также справимся и с Олимпиадой-2014. В ночь на воскресенье мы убедили в этом весь мир…

Читайте также: Новости Новороссии.

Читайте также: Сводки событий Новороссии.