Театральному режиссеру Алексею Бородину — 70 лет

Опубликовано: 28 мая 2020

Юбилей сегодня отмечает один из самых ярких режиссеров российского театра. Алексею Бородину – художественному руководителю РАМТа – 70. Коллеги называют Бородина великим экспериментатором. Режиссер постоянно в поиске новых форм.

Накануне юбилея Алексей Бородин на работе. Казалось бы, дело привычное: «Берег Утопии» в репертуаре РАМТа уже четвертый год. Но репетиция в этот раз как перед премьерой. Каждую сцену режиссер заставляет прогонять заново.

— Сейчас, сейчас, сейчас… вот тут нам надо решить.

С ног на голову привычную жизнь театра поставили грядущие гастроли в Испанию. Сцена там вдвое меньше, чем рамтовская. Главная забота Бородина – как выстроить на ней этот масштабный спектакль. Не до дня рождения:

— Надо, конечно, сквозно пройти мимо всяких дат. Они, конечно, прямо скажем, такие – будто не к тебе относятся. Просто по количеству прожитых лет. Но если я еще дышу, если у меня есть силы, я должен работать!

Вот уже 30 лет Бородин поднимает самые, казалось бы, неподъемные проекты. В Московский театр для детей (так раньше назывался РАМТ) он пришел в 80-м. Театр переживал тяжелый период «застоя». Как говорит Бородин, надо было «открыть окна». Потому буквально сразу – сверхамбициозная задача – «Отверженные» Гюго. Спектакль даже не уместился в один вечер – играли два. С аншлагом.

«Надо накапливать в себе такую энергию противостояния и стойкости. Мне кажется, что это требует большого усилия воли человека, который способен смотреть на жизнь несмотря ни на что», — убежден режиссер.

Это он привнёс в название театра слово «молодежный», тем самым расширив его репертуар, сделав, по сути, для всех возрастов. О Бородине говорят как о режиссере, способном перенести на сцену всё что угодно, даже то, что и вовсе на ней невообразимо: фантастику Стругацких – спектакль «Малыш» – и «Марсианские хроники» Бредбери, драматургический опыт журналиста Юрия Щекочихина – «Ловушка № 46, рост второй» и детектив Акунина «Эраст Фандорин».

«Он способен увлечься секретами вообще. Ему нравятся вещи таинственные, непознаваемые», — рассказывает Заслуженный артист России Евгений Редько.

Он выносил действие из зала на парадную лестницу – в «Беренике», придал новое звучание классике – в «Чехов-GALA», первым в России представил «Берег Утопии» Стоппарда. Трехчастный, девятичасовой. Злые языки шептали: не осуществимо. И что же? Два года репетиций – и, как писала пресса, премьера, достойная войти в историю.

Это «Берег Утопии» репетировался опять же, и наступил кризисные момент, когда никуда это не двигается, — рассказывает Заслуженная артистка России Татьяна Матюхова. — Это было наблюдение со стороны. Кто-то из артистов сидел в фойе, темном, никого нет. И Алексей Владимирович шел со сцены к себе в кабинет. И вот он идет и себе вслух: «Меня никто не собьёт с пути, меня никто не собьёт с пути».

Любимая фраза Бородина – «Ждать и верить, даже несмотря на то, что не дождешься». Жизненная философия – в стремлении к утопии. Об этом, так или иначе – почти все его спектакли. Артисты – кстати, почти все бывшие ученики – боготворят своего художественного руководителя. За заражающий, безграничный оптимизм. Но мало кто знает, чего это ему стоило. Его выпуск из ГИТИСа в 68-м совпал с вводом танков в Чехословакию. В результате дипломный спектакль «Два товарища», поставленный в Смоленске, был неправильно истолкован партийным руководством – на десятилетие перед молодым режиссером закрылись двери столичных театров. Впрочем, об этом Бородин вспоминать не любит. С головой окунается в работу.

Сейчас помимо подготовки к гастролям – репетиции нового спектакля «Траур Электре к лицу». Премьера – зимой следующего года.

Читайте также: Новости Новороссии.

Читайте также: Сводки событий Новороссии.